Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Cocteau

9 дней со дня смерти Василия Алексаняна.



"И тогда кто-то из наших ребят, кажется, это был Ваня Ниненко, закричал: «Свободу!» - и все подхватили. Василий вздрогнул и заулыбался – только тогда он понял, как много народу собралось поддержать его. «Спасибо», - сказал он нам негромко, но все его услышали.
Утром 7 февраля Василия перевели в больницу. Это была наша общая маленькая победа. Потом еще была долгая борьба за то, чтобы сняли цепь, приковывающую его к кровати, потом сбор залога. И свобода. Часто потом я думала о Василии и очень радовалась, что он на свободе, в кругу семьи. Очень хотела познакомиться с ним, но так и не решилась побеспокоить.

На Гранях - воспоминания juu_lka

Стоял рядом с Георгием Алексаняном - отцом покойного. Все известные мне армяне - вообще люди по жизни гордые, но он выглядел просто как воплощение этой гордости. Там такая прямая спина, такая осанка, такое лицо. Мне поначалу показалось, что он состоит из ненависти. "Я кремирую сына, потому что не хочу, чтобы он лежал в этой земле", - сказал он перед церемонией.
Давайте я вам расскажу..., kozenko

И, главное, Вася был самым талантливым из нас, самым умным, самым красивым, самым начитанным. Он свободно говорил и читал на нескольких европейских языках. Он был прекрасным товарищем, который всегда придет на помощь, когда трудно.
Антон Дрель, Живи вечно и умри молодым.

Своими словами как-то не получается. Очень больно. Все эти годы думала - лишь бы никто не умер... Конечно, тюрьма, разлука, потерянные годы жизни, это само по себе ужасно, но лишь бы все вышли живыми и здоровыми...

Василий Георгиевич, мы никогда не забудем.


И в этот день кто-то там себе позволяет гавкнуть по поводу "уродов и жуликов", которые некоторые страны не выдают гуманному российскому суду ????
Cocteau

Нападение на директора Института "Коллективное действие" К. Клеман


Сегодня, 13 ноября, в центре Москвы совершено нападение на социолога, директора института "Коллективное действие" Карин Клеман. Инцидент произошел около 11 ч. недалеко от клуба «Билингва», когда она направлялась на «круглый стол» по поводу кризиса. По словам пострадавшей, два молодых человека нагнали ее сзади и вкололи ей в ногу шприц с неизвестным содержимым. После чего скрылись, бросив орудие преступления. Никаких угроз, требований или вообще каких-то слов, которые позволили бы понять мотивы преступников, с их стороны не было. Как подчеркивает К. Клеман, внешность нападавших не отличалась какими-то характерными национальными и или иными особенностями.

Карин невероятно интересный, мужественный и сильный человек. Но стало очень страшно за нее :-(

И еще одно нападение на сегодня:
Видный химкинский оппозиционер, один из защитников Химкинского леса, при смерти. Михаил Бекетов, главный редактор "Химкинской правды", жестко критиковавший местные власти, был найден избитым до полусмерти во дворе своего дома (пос. Старбеево, Химкинский район), утром 13 ноября.
Cocteau

(no subject)

Я ничего никогда не стираю в своем компьютере. Поэтому не стерла и писем, которые когда-то, почти года три назад, пришли от Александра Литвиненко. Мы тогда только что сформировали "группу Совесть", открыли сайт и опубликовали первое заявление, текст которого я уже не помню, их ведь было много потом. Литвиненко одным из первых откликнулся на наш призыв подписаться, при этом сделал это в почти смешных от старомодной вежливости терминах. "Уважаемая редакция сайта группы Совесть" в числе двух человек в узкой парижской комнатушке без окон (место проживания тогдашнего "главреда") тем не менее почувствовала себя польщенной вниманием известного перебежчика. Потом Литвиненко еще прислал пару своих статей, от стиля которых волосы вставали дыбом. Хотя по сути в них было много правильного. В частности он-то прекрасно понимал значимость статуса "политзаключенного", от которого теперь сама Международная Амнистия пытается под шумок избавиться. Но никто в группе, и я меньше всех, не желал сблизиться с окружением Березовского, и подчеркнутое дружелюбие Литвиненко по отношению к нам осталось без продолжения.
И вот сейчас смотрю на письмо, на подпись, на адрес, по которому никто уже не ответит. Из-за этих, что ли, двух-трех писем мне сейчас грустно, как будто я потеряла близкого человека? Какая глупость... И тем не менее... грустно. Жутко. Жалко. И даже немножко стыдно.

Меня уверяют, что Литвиненко отравили не те, которых он считал своими врагами, а те, которым он служил и, видимо, полностью доверял. Может быть он действительно слишком много о них знал. Может быть, его использовали и затем принесли в жертву. Мне трудно себе представить такой чудовищный поступок. Тем не менее смущает крайняя "медиатизация" этой смерти. Зачем нужно было сделать и тиражировать фотографии человека на смертном орде, превратить в спектакль его агонию? Как-то слишком эффектно была проведена информационная операция вокруг Университетской больницы города Лондона.

Другие уважаемые мной юзеры ни минуты не сомневаются в том, что Литвиненко убил ФСБ. И как правильно заметил object "вопрос о любительском исполнении снят". Теперь видно, что все было исполнено на высоком уровне. А мотивы, их мало что ли? От банальной мести до предотвращения новых открытий со стороны Литвиненко...

Но кто бы ни стоял за этими убийствами, то они (убийства) - обращены к западу. То есть - к нам. Одно из двух. Либо убирают людей, которые пользуются хоть кое-какой известностью на западе, либо пытаются демонстрировать кровожадность Путинского режима.
Но и то и другое - зря. Расчет - неверен.

Их смерть огорчит только тех, кто о них раньше знал. Небольшая горсть интеллектуалов, читателей газет, преподавателей, журналистов... Да, об этом сейчас пишут даже таблоиды, но завтра информацию сменит очередная жуть про ребенка, брошенного в реку собственными родителями, и кто потом вспомнит, о какой стране вообще была речь? Россия? Казахстан?

Имидж России? Репутационные издержки? Они есть, конечно, но они минимальные. Минимальные - от заявлений, книг, речей Политковской или Литвиненко. И минимальные от их смертей. Ведь те, кто принимает решения, давно думают в терминах "collateral damage", "global positive change", и что для них жизнь журналистки или бывшего агента спец-служб? И разве Китаю, например, предъявляют какие-нибудь моральные претензии? Да и у них самых давно рыло в пуху. Нефть как покупали, так продолжат покупать, в ВТО пустят да и награды и почетные легионы еще давать будут - не жалко.
И все останутся при своем мнении, и те, для которых Россия была и останется империей зла, чтобы там ни происходило, и те, для которых Путин - защитник демократии и закона и наше последняя защита от "американского империализма".

Политковскую, Литвиненко - убили зря.

Так хватит крови, хватит смерти. Игра не стоит свечи. Смотрят на вас, и тех и других, с слабым недоумением, и пожимают плечами.

А вам потом перед лицом вечности и Бога отвечать и отвечать за пролитую кровь.

Анна, Александр. Вечная память.